Ночное нападение

14.11.2018 14:20 Олександрійський тиждень 837

49-летняя женщина стала жертвой нападения неадекватного молодого мужчины, представившегося ей АТОшником. После побоев потерпевшей пришлось лечиться в неврологическом отделении городской больницы №1 – врачи диагностировали у нее сотрясение головного мозга и многочисленные ссадины и ушибы головы и лица. Кроме того, женщина получила тяжелую психологическую травму. Далее – рассказ потерпевшей:


«20 октября, в ночь с пятницы на субботу, я работала не в свою смену, подменяла сотрудницу. Вообще-то по графику смена длится с 17.00 до 5.00, но поскольку я справилась с работой раньше, меня отпустили домой. В 2 часа ночи я вышла с проходной. На этом предприятии я работаю уже 13 лет, приходилось среди ночи пешком идти через весь город (я живу на площади Покровской). В городе, особенно в выходные, по ночам гуляют компании, молодежь бывает разная, но никто никогда не то что пальцем не тронул, но и словестно не задирался. А тут… все случилось почти возле моего дома. Я вошла во двор (нужно было еще пройти вдоль соседних домов) и, обходя палисадник, увидела – за мной идет какой-то молодой человек. Я быстрее – и он быстрее. Я кинулась к первому попавшемуся подъезду, который освещался тусклой лампочкой, а он подбежал и схватил меня сзади. Я не из робких, могу, если надо, и сдачи дать, но тут просто не успела опомниться – он схватил за горло и потащил вглубь двора. Я пыталась кричать и вырываться, но все напрасно. Силы быстро иссякли, а нападавший стал меня бить кулаками по голове и тащить в сторону: «Тихо, молчи, будешь орать – зарежу!». Он полностью меня раздел, хотел изнасиловать, но у него ничего не получилось – был не в состоянии. Он не был пьяным, запаха спиртного от него не чувствовалось, но, видимо, что-то или курнул или глотнул, вроде как был под действием каких-то веществ. Высокий (я маленькая ростом, все, кто выше меня, уже высокие), худощавый, в накинутом на голову капюшоне то ли от курточки, то ли от толстовки под ней. Пытаясь заговорить, я хотела повернуться к нему, но тут же получала кулаком в лицо: «Не смотреть!».

Стал требовать мобильный телефон и деньги. Я говорю: «Нет у меня ничего». Знаю, что с такими придурками надо по-хорошему, стала говорить, что живу очень бедно с маленьким ребенком на квартире с хозяйкой, тянусь от зарплаты до зарплаты. Но ему все было «до лампочки». У меня с собой была сумка через плечо, но когда он меня тащил по двору, сумка отлетела в кусты, и он не заметил. Я все время думала: хоть бы не нашел сумку – там мобилка, телефон и ключи от квартиры. А он заладил: телефон, деньги, и бьет беспощадно, просто месит. Я говорю: «За что ты меня бьешь? Что я тебе сделала?», а он в ответ: «Я АТОшник, мне пофиг». – «Подожди, так при чем тут мирное население? Это страна послала вас, молодых пацанов, на войну»… Он лупил меня, пока не устал. Потом загнал, скрюченную, в угол, и приказал считать до тридцати. Я стала считать. Доходила до тридцати и слышала: «Еще раз!» И так пять раз. Потом слышу – вокруг тишина. Есть он рядом или нет – не вижу, очки слетели, зрение плохое, да и глаза опухли от побоев. Не пойму – то ли листья шуршат, падая с деревьев, то ли он отошел в сторону и смотрит, что я буду делать. Подождала – вроде бы ушел. Кое-как оделась, наощупь нашла сумку, в ней нашла ключи, кошелек и мобилку. Пошла сразу не к себе домой, а к соседу – бывшему милиционеру. Он вызвал скорую помощь, меня привезли на санпропуск-ник городской больницы №1, туда же приехала полиция. У меня взяли показания, сфотографировали, но больше со мной никто из полиции не связывался – ни следователь, ни участковый.

Спасибо директору нашего предприятия, который сразу выделил мне помощь на лечение, и всем сотрудникам – они сбросились деньгами. Теперь, даже если закончу работу раньше, буду ждать, пока на улице станет светло, и потом пойду домой – чтобы не было таких неприятностей. Все равно придется возвращаться в темное время, потому что график работы такой, от него никуда не денешься. Хочется, чтобы люди были бдительными, чтобы мужья встречали своих жен, если им приходится поздно возвращаться домой»…

На предприятии, где работает женщина, проезд с работы и на работу для сотрудников не организован, люди добираются кто как может – кто автобусом, кто пешком. Потерпевшую встречать некому – она живет одна, взрослая дочь давно обосновалась в другом городе.

Поскольку зубы и ребра у женщины, к счастью, оказались целыми, телесные повреждения квалифицировали как легкие, и уголовное производство по факту нападения заведено по части 1 ст. 125 Уголовного кодекса Украины (легкие телесные повреждения), сообщил начальник сектора мониторинга Александрийского городского отдела Национальной полиции Сергей Козловский.

Изнасилования нет, кражи нет, примет нападавшего женщина не запомнила. Найдут ли его? Хорошо бы. Не хотелось бы, чтобы он снова вышел на «охоту».

Елена Карпачева

Комментарии

Комментариев еще нет

Для комментирования нужно войти на сайт