Наркомания в Александрии: взгляд изнутри

21.02.2019 15:01 Олександрійський тиждень 235

В начале февраля самой обсуждаемой темой александрийского интернет-сообщества стала наркомания. Сотни и тысячи горожан бурно обсуждали и комментировали поднятую проблему. “Масла в огонь” подлило сообщение о желании и. о. министра здравоохранения Ульяны Супрун легализировать медицинскую марихуану (30 января на сайте Верховной Рады зарегистрировали петицию с призывом урегулировать применение каннабиса в Украине. А следующий день Супрун призвала поддержать эту петицию и рассказала о полезных свойствах запрещенного в Украине вещества).

В комментариях больше всех досталось нашей полиции, которая, якобы, крышует наркоторговлю. Так ли обстоят дела на самом деле и что мы вообще знаем о наркомании? Нам удалось найти и вывести на откровенный разговор одного из участников процесса – александрийца, который многие годы занимался этим криминальным ремеслом. На условиях полной анонимности он согласился рассказать некоторые детали.

Но для начала несколько цифр. Как сообщил начальник Александрийского отдела полиции Владимир Хвостов, в прошлом году выявлено 7 фактов сбыта наркотиков, к уголовной ответственности привлечено 4 человека. В свою очередь руководитель общественной организации «Шлях до життя» Анатолий Тримбач сообщил, что в Александрии официально зарегистрировано (состоит на учёте в диспансере) 732 наркозависимых, но реально эту цифру нужно умножать на 7. Каждый год более 10 из них умирает. Сказать точную цифру невозможно, так как причины могут быть разные.

Синтетическая смерть

 Итак, как говорит наш собеседник, всплеск наркомании пришелся на начало 90-х годов. Если кто помнит, тогда на парапетах вдоль проспекта Ленина у ДК «Светлопольский» сидели торгаши и прямо, как на базаре предлагали и расхваливали свой товар. Здесь можно было не только купить, но и сразу же употребить где-нибудь в соседнем подъезде. Позже торговцев поприжали, и они тоже ушли в подъезды и подвалы.

Вообще, долгое время этот бизнес опекали лица цыганской национальности, но со временем соотечественники вытеснили пришельцев. Процесс претерпел видоизменения, и когда торговцев выгнали с улиц, они расположились по “хатам”. В Александрии было несколько таких точек: заброшенных домов с заколоченными окнами и дверями, в которых была лишь щель для приема денег и выдачи товара. В эти “хаты” сажали какого-нибудь бомжа, снабжали продуктами и спиртным на несколько дней и запирали снаружи. Но и это ушло в историю.

В последние годы произошел перелом: наркота, благодаря синтетическому способу изготовления, стала намного дешевле, а из-за развития компьютерных технологий – недоступна для выявления.

На сегодняшний день в нашем городе самый распространённый наркотик – ширка, один кубик которой стоит 100 гривен. В среднем наркоману для “заправки” в день нужно минимум 5 кубов. А чтобы совсем хорошо – 10. Вот и считайте, сколько денег нужно для удовольствия.

– Раньше ширка была натуральной, а сегодня ее заменила синтетика – это дешевые препараты, захватившие до 90 % всего рынка. У нас можно купить «винт», «соль» и «крокодил», – рассказывает наш собеседник. – Последний особенно пользуется популярностью из-за дешевизны. Его называют наркотиком для бедных. Это страшный препарат – после нескольких приемов человек становится полностью зависим, а последствия жуткие. Сам видел, как у пацанов после нескольких приемов появляются язвы и начинает гнить тело. За последние годы многие умерли от этой заразы, но официальные причины указаны другие.

О марихуане и других легких веществах я говорить не буду – купить их можно где угодно, но они не так опасны для здоровья.

“Крыша” ушла в интернет

Откуда сейчас идут наркотики в Александрию, сказать однозначно сложно. Говорят, что через порт Одессы. Вся синтетика сейчас из Китая. Ее доставляют в различных модификациях и зачастую совершенно законно: морем, железной дорогой и даже почтой. В самом Китае хоть и предусмотрена смертная казнь за распространение наркотиков, но умельцы знают выходы.

Синтетический наркотик состоит из нескольких компонентов, каждый из которых сам по себе может быть безобидным и разрешенным к производству. Таких формул тысячи и, если какая-то попадает под определение наркотического вещества, тут же создаются новые. Чтобы доказать, что это наркотик, и запретить, нужны месяцы лабораторных исследований. А пока запретят один – появятся 10 новых. И так по кругу. В нашей стране вообще нужно минимум полгода, а то и год, чтобы провести исследования препарата, доказать, что он опасен и внести в запретные списки.

Покупают у нас наркоту только через знакомых. Нужно отметить, что никаких мафиозных структур или кланов у нас нет. Слышали, недавно было громкое дело – сельский парень с Винничины через интернет организовал самую крупную сеть реализации в Украине? Его структуру и его самого вычисляли несколько лет. В итоге сейчас дело рассыпается в суде, так как нет прямых доказательств. Он закупал в Китае препараты для лечения пчел, а то, что он их смешивал в нужной пропорции и использовал именно для изготовления и торговли наркотиками, доказать сложно. В его сети реализаторов никто в глаза не видел. Все общение только через интернет.

 Сейчас у нас нет прямого контакта при купле-продаже. Закладки с различными дозами и ингредиентами делаются заранее (это немноголюдные места города: в подвалах, под подоконниками домов, под деревьями), желательно там, где нет снега, чтобы не остались следы. Когда звонит покупатель и делает заказ, ему сообщают цену и номер банковской карточки. А после получения денег отправляют сообщение с указанием координат или фотографией места закладки.

Закладки в основном мелкооптовые – то есть можно минимально купить на 500 гривен 5 кубиков ширки, которые потом можно “разбодяжить” на несколько приемов или перепродать.

Вообще синтетика, которая появилась у нас в городе года три назад, привела к тому, что наркота стала намного доступней в цене, но и умирать стали в разы больше.

– Больше всего меня бесит, что в городе есть две аптеки, торгующие вместо здоровья смертью, – возмущается рассказчик. – Если полиция заинтересуется, я дам их координаты. Помните, как несколько лет назад в стране и у нас, в частности, началась настоящая война с аптеками, торгующими трамадолом? Тогда, казалось, победили эту заразу, но на смену ему пришли другие препараты, которые есть в свободном доступе. Аптечный бизнес – это не только забота о здоровье, но и коммерция.

В самих правоохранительных органах всегда были и есть группы, которые хотят иметь влияние и долю в этом бизнесе. Раньше это было явным крышеванием. Например, те же аптеки предупреждались о предстоящих проверках из Кировограда или Киева. Также в милиции знали точки продаж наркотиков и контролировали их. Это ведь не только прямая прибыль (хотя не знаю – сам не видел, не давал), но и “золотой” источник информации. Многие из торгующих или употребляющих были информаторами, которые знали все, что связано с криминалом: где, что, когда. Это позволяло милиции контролировать, предупреждать и даже предотвращать многие преступления. А при необходимости делать план по показателям. Сейчас ловят так сказать наугад: внешний вид нарика всегда выдает – обыскали, нашли дозу, привлекли. А насчет борьбы по серьезному не знаю – с этим все сложно. Технологические достижения сейчас такие, что поймать трудно, а доказать еще сложнее.

Как итог разговора – слова нашего визави: «Ни у нас в стране, ни во всем мире не придумали действенных методов борьбы с этим явлением. Можно говорить лишь о постоянных попытках его локализации и нераспространения. Так что имеем, то что имеем».

Сергей Гавриленко

Комментарии

Комментариев еще нет

Для комментирования нужно войти на сайт